Главная » ЭКОНОМИКА » Пессимизм директоров российских компаний упал до рекордно низкого уровня

Пессимизм директоров российских компаний упал до рекордно низкого уровня

Российский крупный бизнес уже не считает пандемию COVID-19 главной угрозой для себя, следует из опроса Deloitte. «Перелом» произошел и выручка большинства таких компаний вернулась на докризисные уровни, заявили в Deloitte

Российский крупный и средний бизнес переживает подъем после прохождения острой фазы пандемии коронавируса, выручка возвращается на докризисные уровни и бизнес планирует нанимать новых сотрудников, показало регулярное исследование компании «Делойт» в СНГ «Опрос финансовых директоров ведущих компаний в России» (есть у РБК).

Среди опрошенных 76 финансовых директоров 56% оптимистично оценили финансовые перспективы своих компаний, тогда как уровень пессимизма сократился до 4% — абсолютного минимума за все время наблюдений с начала 2015 года. По сравнению с предыдущим опросом (проводится два раза в год) доля оптимистичных оценок увеличилась с 46%, а доля пессимистичных — сократилась с 21%.

«Можно сказать, что представители российского бизнеса уверены в том, что кризис, вызванный COVID-19, преодолен», — утверждают авторы исследования. «В ходе данного исследования мы выявили ряд тенденций, указывающих на то, что перелом в векторе влияния пандемии на отечественный рынок уже произошел и COVID-19 больше не является ключевым драйвером развития бизнеса в России», — констатировала партнер департамента управления рисками «Делойт» в СНГ Екатерина Трофимова. «Компании успешно адаптировались к высокой степени неопределенности», — уверяет она.

Опрос Deloitte проводился преимущественно среди компаний крупного бизнеса (87% респондентов представляют компании с выручкой более 2 млрд руб.), но также было опрошено около десяти компаний среднего бизнеса. Между тем основными пострадавшими в этом кризисе стали представители малого и среднего бизнеса. О том, что эпицентром коронакризиса стал «малый бизнес, по которому пришелся основной удар», в частности, говорил в интервью РБК первый вице-премьер Андрей Белоусов.

Ожидания роста показателей

  • Опрос Deloitte показал, что 82% респондентов ожидают роста доходов в первой половине 2021 года. Это в два раза выше ожиданий второй половины 2020 года (40%).
  • 65% компаний сообщили, что уже вернули уровень выручки на докризисный уровень или превзошли его.
  • Роста операционной прибыли ждут 49% респондентов (против 30% в предыдущем опросе).

Еще одним сигналом положительного перелома на рынке Deloitte считает рост интереса у компаний к найму новых сотрудников: почти 50% респондентов сообщили, что планируют увеличить штат. На фоне пандемии многие компании делают ставку на цифровизацию: она возглавила список приоритетных стратегий для бизнеса (ее назвали 72% респондентов в опросе Deloitte).

Компании не назвали фактор госинвестиций, но член совета директоров аудиторско-консалтинговой компании FinExpertiza Агван Микаелян считает, что бизнес также рассчитывает на государственное финансирование проектов, связанных с масштабным инфраструктурным строительством. «На развитие инфраструктуры предполагается потратить свыше 20 трлн руб. до 2030 года. Для сравнения: суммы того же порядка были потрачены на перевооружение Российской армии. Эти планы также вселяют оптимизм в крупный и средний бизнес», — уверен Микаелян.

Факторы оптимизма

«Пандемия перестала быть чем-то неизвестным для общества, для бизнеса, для власти», — объясняет генеральный директор Coface Russia (российское подразделение международного страховщика торговых рисков COFACE) Василий Чекулаев. По его словам, предприниматели во многих отраслях увидели, что, несмотря на локдауны, экономическая активность не замирает — потребители по-прежнему покупают их продукцию, партнеры не перестают платить, поставщики стабильно отгружают заказанные товары. Наконец, массовые кампании по вакцинации населения дают повод для оптимизма, сказал Чекулаев РБК.

Пандемия принесла целому ряду отраслей сверхдоходы — прежде всего за счет повышения цен, которое в одних случаях было связано с более низким предложением (например, цветная металлургия), в других — с повышенным спросом (например, фармацевтика), говорилось в недавнем исследовании рейтингового агентства «Национальные кредитные рейтинги» (НКР). Для некоторых отраслей пандемия стала трамплином — например, резко выросла популярность онлайн-сервисов по доставке готовой еды, продуктов и прочих товаров повседневного спроса, массовый переход офисных сотрудников на удаленку спровоцировал значительный рост спроса на электронику и оргтехнику, необходимую для организации рабочего места дома, и т.д., подтверждает Чекулаев.

Факторы риска

Компании назвали ключевые факторы риска на 2021 год, и большинство респондентов указали на колебания курсов валют и геополитический риск (по 53%). Причем уровень обеспокоенности геополитическими рисками вырос на 23 п.п. по сравнению со второй половиной 2020 года. Администрация президента США Джо Байдена, пришедшего к власти в начале 2021 года, ввела уже несколько раундов санкций в отношении России, в том числе санкции против покупки новых рублевых государственных облигаций на первичном рынке. Байден давал понять, что санкционное давление на Россию будет нарастать.

Чекулаев считает, что пока эти опасения не связаны с реальными угрозами российской экономике: «Для российского рынка ситуация ограничивается по большей части скорее психологическим давлением, нежели реальным». «Санкции причиняют больше беспокойства, чем ощутимого урона. Однако Соединенные Штаты могут ужесточить санкции в отношении российского госдолга, которые пока оказали на рынок незначительное влияние, или добиться отключения международной банковской системы SWIFT в России, которое, впрочем, тоже едва ли обернется для отечественных банков невосполнимыми потерями», — допускает гендиректор Coface Russia.

Снижение экономической активности и сокращение спроса беспокоит меньшую долю респондентов (около 50%), но все равно входит в число главных опасений. Агван Микаелян говорит, что этот фактор риска связан с падением доходов российского населения.

Иван Ткачёв
Источник