Главная » ЭКОНОМИКА » Эксперты назвали уязвимые к укреплению рубля отрасли

Эксперты назвали уязвимые к укреплению рубля отрасли

Рост курса может привести к остановке экспорта некоторыми из них

ЦМАКП: ряд отраслей экономики России обладает слабым запасом прочности к укреплению рубля

Наименьший запас прочности к укреплению рубля — у производства вагонов и судов, деревообработки, а также у добычи нефти и газа, оценили в ЦМАКПе, рассчитав для каждой отрасли курс, выше которого она начинает нести убытки

Системно значимые отрасли российской экономики обладают достаточно слабым запасом прочности к укреплению курса рубля, говорится в докладе Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) «Платежный баланс и обменный курс», с которым ознакомился РБК. Аналитики рассчитали уровень «безубыточного» курса для каждой из них (означает, что при движении курса доллара к рублю ниже расчетной отметки отрасль начинает нести убытки) и выяснили, что укрепление рубля особенно опасно для обрабатывающих сфер. Взять курс под контроль поможет стимулирование «целевого» импорта и частных инвестиций.

Как разные отрасли реагируют на укрепление рубля

При укреплении обменного курса до 45 руб. за доллар убытки возникли бы у таких системно значимых отраслей, как добыча нефти, природного газа и прочих полезных ископаемых (в частности, фосфатов, алмазов, глины), предупреждают в ЦМАКПе. В отрасли обработки древесины и производства изделий из дерева финансовый результат станет отрицательным в целом по сектору при курсе 53 руб., а в производстве железнодорожных составов, воздушных и космических судов — уже при 61 руб. Эти отрасли в ЦМАКПе отнесли к «красной зоне», назвав самыми уязвимыми к условиям курсовой конъюнктуры. Текущий курс составляет 60,5 руб. за доллар, следует из данных Мосбиржи на 3 августа по состоянию на 18:40 мск.

Для нефтегазовой и деревообрабатывающей отраслей сильная чувствительность к курсу объясняется высокой долей чистого экспорта в выручке (около 80%), говорится в докладе. В то же время в транспортном машиностроении убыточность возникает вследствие слабых позиций с точки зрения рентабельности самого бизнеса. «Доля чистого экспорта в выручке этой отрасли не очень высока (около 20%), но из-за низкого запаса рентабельности даже незначительное ухудшение ценовых условий приводит к убыткам», — указывают в ЦМАКПе. Потеря рентабельности даже может стать причиной приостановки экспорта товаров отдельными отраслями, предупреждают экономисты центра.

К отраслям со средней уязвимостью к колебаниям курса эксперты отнесли производство кокса и нефтепродуктов, металлургию, добычу угля, пищевую и мебельную промышленность. Их безубыточный курс лежит в интервале от 30 до 40 руб. за доллар. В эту категорию экономисты также включили химическую промышленность, производство электрического оборудования, растениеводство и животноводство — эти отрасли получили бы убытки при курсе ниже 16–28 руб.

Наибольшую устойчивость к потенциальному укреплению курса рубля продемонстрировали добыча металлических руд, производство одежды, табачных изделий и бумаги, а также рыболовство и рыбоводство. Они способны работать без убытков даже при курсе теоретически ниже 16 руб. за доллар, полагают в ЦМАКПе. Это связано в том числе с их относительно низкой долей экспорта в выручке (менее 20%), следует из доклада.

«Безубыточный» курс — условный расчетный показатель, определяющий, при каком значении обменного курса рубля сальдированный финансовый результат отрасли оказывается равен нулю. Он был рассчитан по результатам 2021 года.

Почему опасен слишком крепкий рубль

В целом неконтролируемое укрепление рубля будет сопровождаться яркими проявлениями «голландской болезни» в российской экономике — то есть сжатием конкурирующих с импортом или имеющих экспортный потенциал обрабатывающих отраслей при сохранении относительной жизнеспособности в сырьевых отраслях (за счет их высокой маржинальности), а также перераспределением капиталов в сферу производства сырья, говорится в докладе.

На фоне западных санкций в первой половине марта официальный курс доллара превышал 120 руб., евро — 130 руб. Весной российские власти ограничили покупку валюты населением, заблокировали вывод иностранцами портфельных инвестиций из страны, временно вводили требование о продаже 80% валютной выручки экспортерами. На мировом рынке наблюдался рост цен на нефть выше $100 за баррель, а в России — рост экспорта при сокращении импорта. Все это привело к значительному укреплению национальной валюты.

В правительстве рубль считают переукрепленным. Первый вице-премьер Андрей Белоусов называл оптимальным курсом 70–80 руб. за доллар и заявлял о необходимости скорее к нему вернуться. Сохранение в ближайшие месяцы сильного рубля угрожает сокращением инвестиций и снижением объема производства, предупреждал глава Минэкономразвития Максим Решетников. Министр финансов Антон Силуанов допускал проведение валютных интервенций для снижения курса рубля, а также анонсировал восстановление бюджетного правила и накопление резервов в «мягких» валютах. Согласно майскому прогнозу Минэкономразвития, среднегодовой курс рубля в 2022 году составит 76,7 руб. за доллар.

РБК направил запрос в Минэкономразвития.

Как можно бороться с волатильностью рубля

Стремясь остановить укрепление рубля, власти смягчили ранее введенный режим контроля за движением капитала. В частности, была отменена обязательная для экспортеров продажа валютной выручки, а также упразднены требования об ее обязательной репатриации.

Актуальные котировки курса рубля действительно выступают дополнительным фактором риска для компаний, деятельность которых ориентирована на экспорт, отмечает директор группы суверенных и региональных рейтингов АКРА Михаил Николаев. Однако смягчение отдельных ограничений на вывоз капитала и ожидаемые валютные операции в рамках бюджетного правила отчасти будут способствовать снижению таких рисков, прогнозирует он.

Такие шаги не решат проблему избыточной волатильности рубля, возражают в ЦМАКПе. Во-первых, в длительной перспективе это не изменит баланс по валютным операциям с капиталом — внешние риски, связанные с возможной заморозкой или изъятием активов, по-прежнему действуют. Во-вторых, отказ от ограничений будет означать резкое усиление волатильности курса в случае нового масштабного стресса, сопоставимого с шоком начала спецоперации. В-третьих, даже при восстановлении бюджетного правила закупки «мягких» валют в его рамках могут быть ограничены, так как они требуют согласования с монетарными властями выпустивших их стран.

В таких условиях нужны новые инструменты, балансирующие валютный рынок и предотвращающие чрезмерные колебания курса рубля, говорится в докладе. Например, если при возвращении бюджетного правила к договоренностям с руководством «дружественных» стран прийти не удастся, возможным выходом может стать использование средств российских хозяйствующих субъектов, не находящихся под санкциями, полагают в ЦМАКПе. Они все еще могут покупать и держать у себя на балансе «твердую» валюту.

Сейчас происходит нечто подобное: огромный чистый приток нефтедолларов вынуждает компании держать их на депозитах в российских неподсанкционных банках (а эта безналичная валюта всегда отражается на корсчетах в иностранных банках), тогда как раньше часть этой валюты приобреталась российскими властями по бюджетному правилу и пополняла международные резервы ЦБ.

Кроме того, необходимо уделить внимание воссозданию производств, закрывшихся из-за прекращения импорта, и технологическому перевооружению российской экономики, говорится в докладе. Для этого необходимо предпринять следующие шаги:

  • стимулирование «целевого» импорта

Государственная поддержка не только сбалансирует валютный рынок, но и обеспечит расшивку «узких мест» в производстве готовой продукции и цепочках создания стоимости. На цели стимулирования «целевого» импорта стоит привлекать не только бюджетные средства, но и частный капитал, репатриируемый из-за рубежа, считают авторы доклада. Это позволит перенаправить использование капитала на «целевой» импорт, предотвратив дестабилизирующее давление на курс рубля.

  • расширение элементов индикативного планирования (госпрограмм, налоговых стимулов, инструментария государственно-частного партнерства)

Быстрое восстановление и последующий рост объемов инвестиций — необходимое условие с точки зрения способности российской экономики отвечать на встающие перед ней вызовы. С помощью перечисленных инструментов власти способны снизить неопределенность инвестирования для бизнеса.

Совокупность предлагаемых механизмов способна стать средством уравновешивания платежного баланса России в стратегической перспективе и противостоять развитию в отечественной экономике «голландской болезни», резюмируют в ЦМАКПе.

Авторы
Теги
Источник