Главная » ЭКОНОМИКА » В Германии подсчитали возможные убытки после отказа от российских энергоносителей

В Германии подсчитали возможные убытки после отказа от российских энергоносителей

В стране кипят споры по поводу последствий эмбарго на газ и нефть из РФ

Поделиться

Неладно, неспокойно нынче в «королевстве» немецких экономических экспертов. Кипят споры, доходящие порой, как свидетельствует газета die Welt, до перебранки и даже личных оскорблений. Копья ломаются вокруг вопроса: будут ли последствия эмбарго на импортируемые из России энергоносители катастрофическими для Германии или неприятность эту она переживет относительно легко?

Алармисты уверены, что в случае отказа от российских нефти и газа Германию ждет деиндустриализация и массовая безработица. Так, например, считает Ламия Мессари-Беккер, консультирующая правительство Германии по вопросам строительства и энергетики. Прекращение поставок природного газа из России чревато экономической катастрофой, предупреждает эксперт: «Если остановятся базовые отрасли промышленности, возникнет эффект домино, который можно будет исправить лишь с большим трудом».

Оптимисты полагают, что хотя эмбарго, возможно, и выльется в рецессию, вряд ли она будет более масштабной, чем та, которую вызвала короновирусная пандемия. ВВП страны, прогнозируют они, снизится на 0,3 процента. В худшем случае падение составит три процентных пункта.

Той же точки зрения придерживается ряд авторитетных зарубежных экономистов. Газета das Bild задала вышеприведенный вопрос двум лауреатам Нобелевской премии по экономике — Эстер Дюфло (француженка, принявшая гражданство США) и ее супругу Абхиджиту Банерджи, американскому экономисту индийского происхождения. Заголовок статьи, содержащий результаты этих бесед, говорит сам за себя: «Германия без путинского газа? Никакой катастрофы!».

«Интуитивные предположения часто вводят в заблуждение, — рассуждает Эстер Дюфло. — Согласно интуитивной логике, если в результате эмбарго Германия потеряет 30 процентов поставок газа, то производство также должно сократиться на 30 процентов. Возможно, даже больше, потому что сотрудники этих компаний станут безработными и перестанут тратить деньги. И вот она, катастрофа. Но это просто неправильно. Во-первых, такая логика, вопреки фактам, предполагает, что каждая компания в Германии потребляет некоторый объем газа и что этот газ совершенно незаменим. На самом деле большинство компаний потребляет газ не напрямую, а в виде электроэнергии. Но существует много возможностей возместить выпадающее производство энергию, включая задержку вывода из эксплуатации атомных электростанций».

«Катастрофические сценарии, похоже, не основаны на серьезном анализе, — вторит коллеге Абхиджит Банерджи. — Похоже, что они были написаны экономистами, близкими к промышленности или профсоюзам. Это как если бы авторемонтная мастерская уверяла вас, что ваш автомобиль нуждается в большом ремонте: вы должны с осторожностью относиться к таким заявлениям».

Оба экономических гуру согласны с тем, что наихудший сценарий для Германии в случае эмбарго — трехпроцентное падение ВВП. Что примерно соответствует тому, что причинила экономике страны коронавирусная пандемия. Болезненно, но терпимо. «Учитывая, что на карту поставлено все будущее Европы как политического блока, эта жертва кажется стоящей», — заключает Дюфло. Кроме того, негативные последствия, отмечает франкоамериканка, смягчат меры социальной поддержки: «Мы в западных обществах можем быть уверены в том, что самые слабые будут защищены. Так было во время пандемии. И это снова будет возможно».

Бизнес-сообщество, впрочем, пока на стороне паникеров. «В случае остановки поставок российского газа, пострадавшие компании опасаются 40-процентного снижения выручки, — заявляет исполнительный директор Ассоциации баварской экономики Бертрам Броссардт.

Ассоциация провела опрос среди своих членов — в нем участвовало 1100 баварских фирм, представляющих все отрасли промышленности. Так вот, 22 процента предприятий заявили, что в случае кратковременной приостановки газового обеспечения вынуждены будут остановить производство. Причем из энергоемких предприятий встанет каждое третье. Еще на 17 процентов компаний это окажет в высокой степени негативное влияние. В целом прекращение поставок газа из России драматичным образом скажется на деятельности 40 процентов баварских предприятий.

Резко против эмбарго выступают и профсоюзы. «Это было бы для нас катастрофой, — вздыхает Дирк Фоглер, председатель производственного совета предприятия ArcelorMittal Eisenhüttenstadt GmbH (земля Бранденбург), подразделения транснациональной металлургической компании ArcelorMittal. «Мы решительно осуждаем войну и помогаем там, где это возможно, — говорит Биргит Дитце, руководитель берлинского регионального отделения крупнейшего и старейшего немецкого профсоюза IG Metall. — Но если поставки газа сократятся или вообще будут прекращены, промышленность в Германии постепенно остановится».

Эмбарго может нанести «непоправимый ущерб производственно-сбытовым цепочкам» и вызвать роста безработицы, предупреждает председатель Объединении немецких профсоюзов Штефан Керцель. Негативные последствия такого решения, по мнению профсоюзного босса, не ограничатся Германией, станут «тяжелым бременем для экономического и социального развития Европы».

Как реагируют на противоречивые призывы и сигналы со стороны бизнеса, союзников, Киева власти страны? Позиция правительства, надо отдать должное, достаточно четкая. Можно даже сказать, что это линия политического класса в целом — существенных противоречий между властью и оппозицией здесь не обнаруживается.

Линия такая: в силу большой, критической зависимости экономики страны от российских энергоносителей Германия не может сразу от них отказаться. «Мы инициируем существенный экономический кризис, если сделает это», — заявил канцлер Олаф Шольц. Но «не сразу» не означает «никогда». Отказ будет происходить постепенно, шаг за шагом — по мере того, как будут находить замену поставкам из России.

«Мы попытаемся уже в этом году уйти от импорта российского угля и нефти, и мы подготовим технические условия для того, чтобы мы смогли как можно быстрее стать независимыми от импорта газа», — сказал Шольц. Более подробно эти намерения изложены в меморандуме вице-канцлера, министра экономики Германии Роберта Хабека.

Согласно обнародованному плану, в ближайшие месяцы предполагается снизить зависимость страны от российской нефти на 25 процентов, к середине года — на 50 процентов. «К концу года мы будем стремиться стать практически независимыми», — говорится в меморандуме.

С газом все значительно сложнее. Доля России в немецком импорте голубого топлива достигает сегодня 40 процентов (по некоторым оценкам, даже еще больше). Причем практически весь этот объем поступает по трубам. Избавиться от газовой зависимости от России Германия, по расчетам Хабека, сможет к лету 2024 года. Впрочем, даже в этом случае на российский импорт все еще будет приходиться 10 процентов потребляемого в стране газа.

Чтобы добиться заявленной цели, Германии придется активнее развивать альтернативную энергетику — прежде всего водородную — и строить терминалы для приема танкеров со сжиженным природным газом.

За словами достаточно быстро следуют дела. Министерство финансов ФРГ одобрило на днях выделение трех миллиардов евро на аренду четырех плавучих СНГ-терминалов. Речь идет о специальных судах, объясняет газета das Bild, которые могут не только перевозить СПГ, но превращать его на борту в обычный газ. Заголовок таблоида как всегда красноречив: «С мега-танкерами прочь от путинского газа». И это, судя по всему, только начало.

Может ли Германия свернуть с этого маршрута или остановиться на полпути? Маловероятно. Во-первых, хотя немцы медленно запрягают, небыстро принимают политические решения, да и ездят обычно отнюдь не стремительно, но до поставленных целей, как правило, добираются. Как говорят, в подобных случаях в нашем внешнеполитическом ведомстве, «пацан сказал — пацан сделал».

Во-вторых, слишком мощные политические ветры дуют сегодня в паруса «дерусификации» немецкой энергетики. Причем дуют уже не только извне, со стороны европейских и североамериканских союзников Германии. Такой запрос стал уже фактором внутренней политики.

Как следует из результатов свежего, апрельского исследования общественного мнения, проведенного институтом infratest dimap, одной из наиболее авторитетных социологических служб страны, доля жителей Германии, опасающихся возникновения проблемы со снабжением газом и электроэнергией, увеличилась до 76 процентов (в марте тревожились по этому поводу 66 процентов опрошенных). Но одновременно резко — сразу на 18 процентов — выросли ряды тех, кто оценивает реакцию немецких властей на действия России как недостаточно жесткую.

Эту позицию разделяют сегодня 45 процентов респондентов. Доля тех, кто расценивает политику Берлина как адекватную ситуации, сократилась на 16 процентов — до 37. За тот же период стало больше — 50 процентов против 44 — поддерживающих идею отказа от российских энергоносителей. При этом немцы, которые приветствуют такую меру, готовы мириться с ростом цен на электроэнергию и даже с ее дефицитом.

ОПЕК
Правительство РФ
Министерство финансов
Яд Вашем
Россия
Германия
Киев
США
Берлин

Источник