Главная » ЭКОНОМИКА » Экономисты предсказали «тягучую» инфляцию в России

Экономисты предсказали «тягучую» инфляцию в России

В ЦМАКП оценили вклад ажиотажного спроса в рост цен

Аналитики ЦМАКП: Россию в 2023 году ждет период «тягучей», умеренно высокой инфляции

Россию ждет «тягучая», умеренно высокая инфляция — до 7% в 2023 году. Такой прогноз дали аналитики ЦМАКП, указав на немонетарную природу инфляции, против которой неэффективны монетарные инструменты

По итогам этого года инфляция в России может составить 11–14%, а затем будет держаться на умеренно высоком уровне: 6–7% в 2023 году с понижением до 4,5–5% в 2024–2025 годах, прогнозируют экономисты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). В новой аналитической записке руководитель направления макроэкономического анализа и прогнозирования ЦМАКП Дмитрий Белоусов называет такие значения инфляции «тягучими».

В последние годы, пишет Белоусов, немонетарные факторы (то есть не относящиеся непосредственно к денежно-кредитной политике ЦБ) играли существенную роль в российской инфляции. Например, это особенности поведения потребителей (в том числе ажиотажный спрос в ответ на внешнеэкономические шоки, такие как пандемия коронавируса или западные санкции), а также стоимость импортных товаров, зависящая от обменного курса и логистических ограничений. Немонетарные составляющие роста цен затрудняют борьбу с ним с помощью классических инструментов монетарной политики Центробанка, считает автор.

Как подсчитали в ЦМАКП, из 15,9% инфляции на конец второго квартала на фактор импорта пришлось 1,8 п.п., на фактор экспорта — 1 п.п., на плодоовощную продукцию — 0,5 п.п. и на регулируемые тарифы — 0,6 п.п. Оставшиеся 12 п.п. отнесены на «прочие» факторы, в том числе ажиотажный спрос весной.

Возвращение инфляции

После резкого скачка цен в конце февраля — начале апреля из-за влияния шокового ослабления рубля и потребительской паники уровень инфляции стал беспрерывно снижаться, указывают в ЦМАКП. Если за полтора месяца с 26 февраля по 8 апреля прирост цен составил 9,4%, то за 3,5 месяца с 14 мая по 29 августа уже была зафиксирована дефляция на уровне 1%, подсчитали там.

Однако в дальнейшем могут усилиться проинфляционные факторы, предупреждает ЦМАКП. Главный из них — это ослабление торгового баланса как из-за вероятного снижения денежного объема экспорта, так и из-за восстановления импорта. Пока же по итогам января—августа профицит торговли товарами и услугами, по оценке Банка России, сложился на рекордном уровне $213,6 млрд — в 2,4 раза больше, чем за тот же период годовой давности. При сокращении профицита платежного баланса курс рубля, как правило, снижается, транслируясь в дополнительный рост цен. Кроме того, указывает ЦМАКП, возможен «импорт инфляции» с мировых рынков, в том числе с рынка сельхозпродукции (как это уже было в 2020–2021 годах на фоне пандемии).

«Цены на российский экспорт, прежде всего энергоносители, сейчас завышены из-за авантюристически введенных санкций, но в перспективе будут снижаться — и в силу ожидаемого кризисного торможения мировой экономики, и в результате целенаправленных действий США и ЕС», — говорится в записке. Страны G7 намерены до декабря 2022 года ввести предельные цены на российскую нефть и нефтепродукты, что в одном из сценариев действительно приведет к снижению экспортной выручки России (либо потому, что страна перестанет поставлять нефть тем, кто присоединится к соглашению о предельных ценах, либо за счет того, что скидки на российское сырье при поставках в такие страны, как Китай или Индия, увеличатся).

В августе уже наметилась тенденция к снижению профицита, предполагает экономист банка «ЦентроКредит», автор Telegram-канала MMI Евгений Суворов, проанализировав опубликованные Центробанком показатели платежного баланса. В частности, импорт плавно восстанавливается, особенно по потребительским товарам, поскольку работает механизм параллельного импорта. «Торговое сальдо — это сейчас главный фактор, оказывающий влияние на рубль», — написал он. Экономист «Ренессанс Капитала» Софья Донец считает, что рубль будет плавно ослабляться до 70–75 руб. за доллар к концу 2022 года.

Учитывая немонетарные факторы инфляции, в ЦМАКП предупреждают, что Центробанк встанет перед классической дилеммой: ужесточение денежно-кредитной политики снизит потенциал восстановительного экономического роста, при этом на инфляцию повлияет мало. В то же время ценой мягкой политики и оживления роста будет умеренно высокая, «тягучая» инфляция.

Опасения в ЦБ

В августе третий месяц подряд Росстат зафиксировал дефляцию — 0,52% к июлю. В годовом выражении инфляция замедлилась до 14,3%.

Аналитики Центробанка в последнем выпуске бюллетеня «О чем говорят тренды» связали падение цен с действием разовых факторов, включая «компенсационную» корректировку после всплеска цен в марте—апреле. При этом они обеспокоены высоким уровнем инфляционных ожиданий населения, предупреждая, что баланс рисков в среднесрочной перспективе по-прежнему смещен в сторону проинфляционных.

Одним из ключевых факторов для ускорения роста цен они считают увеличение денежной массы до максимального уровня с 2012 года (19,3% в годовом выражении в июле) на фоне оживления кредитования и усиления бюджетного импульса при сохраняющихся ограничениях на стороне предложения.

«Структурная перестройка экономики и ее адаптация к новым внешним условиям, в том числе к изменению относительных цен, требуют времени. Банк России учитывает это при проведении денежно-кредитной политики, направленной на возвращение инфляции к цели. В результате годовая инфляция снизится постепенно, до 5–7% в 2023 году и 4% в 2024 году», — говорится в бюллетене.

Сырьевой экономике, такой как российская, больше подходит таргетирование не потребительской инфляции, а индекса цен производителей, считает замдиректора Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов. «В силу «голландской болезни», свойственной сырьевым экономикам, в них высока доля импортных товаров в потребительской корзине. Когда падают цены на сырье, ослабляется курс валюты, растут цены импортных товаров, а ЦБ при этом повышает ключевую ставку, получается двойной удар по реальному сектору экономики. В периоды подъема, наоборот, наблюдается перегрев», — говорит он.

Дискуссии о том, что ЦБ следует отказаться от политики инфляционного таргетирования, возникают регулярно. В конце мая инструменты регулятора по борьбе с инфляцией раскритиковал главный экономист ВЭБа Андрей Клепач.

Экономисты предупредили о риске «голландской болезни» из-за курса рубля

Экономика

Авторы
Теги

Иван Ткачёв
Источник