Главная » ЭКОНОМИКА » Жильцы запутались в Сети: почему мы вынуждены переплачивать за домашний Интернет

Жильцы запутались в Сети: почему мы вынуждены переплачивать за домашний Интернет

Проблему нужно решить законодательно

Поделиться

За годы работы в Государственной думе мне довелось поучаствовать более чем в сотне парламентских слушаний, однако не припомню такой представительности участников и такого накала страстей, как на слушаниях, которые посетил на прошлой неделе. Зал на 250 мест был переполнен, пять кресел в президиуме заняли два зампреда Думы и три депутата, авторы обсуждаемых законопроектов, даже для профильного министра место нашлось только в зале, ну а само его присутствие лишь подчеркивало важность темы. Около трех часов аудитория не уставала взрываться аплодисментами или выкриками протеста, да и многие выступления отличались непривычной для этого жанра эмоциональностью.

Это трудно было объяснить особой остротой обсуждавшейся темы — обеспечение прав граждан на доступ к сети Интернет в многоквартирных домах. Поскольку она явно не находится в фокусе публичных дискуссий, ясно было, что в зале столкнулись две плохо совместимые идейные позиции или группы интересов.

В чем же корень разногласий? Ведь, казалось бы, обсуждалась одна из самых благополучных сфер нашей жизни. Согласно международной статистике, доступ к Интернету в России имеют 88% граждан (в мире в целом 64%), они пользуются этим доступом в среднем 8 часов в сутки (в мире 6,6 часа). Какую часть этого времени им обеспечивает мобильный доступ, не сообщается, но понятно, что основная часть трафика приходится на жилище. И, находясь в нем, предпочтительнее с точки зрения цены и качества иметь неограниченный фиксированный высокоскоростной доступ — домашний Интернет. Вокруг того, как правильно оценить и как обеспечить его доступность, и шло столь горячее обсуждение.

Мы привыкли, что мобильный Интернет предлагают как минимум четыре общероссийских оператора связи, и такая конкуренция не позволяет никому из них завышать цены и заставляет каждого следить за качеством своих услуг, сравнивать с конкурентами, дабы не потерять клиентов. Увы, с домашним Интернетом картина совсем иная. Здесь провайдеров во много раз больше, а вот реальных предложений у жителей многоквартирных домов намного меньше. На слушаниях приводились данные: в каждом пятом таком доме услуги домашнего Интернета предоставляет только один оператор, в 50% — два, и лишь в 30% домов у жителей есть возможность выбирать между предложениями трех и более операторов. И это значит, что в подавляющем большинстве городских домов пользователи Интернета вынуждены переплачивать и мириться с низкой скоростью доступа, потому что у них слишком узкий выбор или вообще его нет. И это не только в отдельных домах, представитель ФАС говорил на слушаниях о фактах монополизации операторами целых микрорайонов, а представители регионов рассказывали об отсутствии у потребителей выбора даже в границах отдельных городов и районов.

В чем причина? Может быть, во многих домах большинство операторов связи не хочет работать? Или договорились о разделе рынка ради высокой прибыли? Они это отрицают, и антимонопольная служба этого не подтверждает. Думаю, это и невозможно: на столь конкурентном рынке борьба идет буквально за каждого потребителя, так что многоквартирным домом никто бы не пренебрег, если бы была возможность войти в этот дом со своим оборудованием, для установки которого нужно несколько квадратных метров на чердаке, в подвале или в ином общем помещении с ограниченным доступом.

Но все такие места являются общим имуществом собственников. Согласно Жилищному кодексу, только они вправе разрешить оператору связи использовать нужные для размещения оборудования метры на определенных условиях. Для этого они должны провести собрание и принять решение, за которое проголосуют собственники, владеющие не менее чем двумя третями общей площади дома. Поскольку это задача почти неразрешимая, оператор идет в управляющую домом компанию, которая одна только и может эту задачу решить, мытьем ли, катаньем или подделкой протокола собрания, о проведении которого собственники, скорее всего, никогда не узнают, да и зачем им знать, ведь в результате они получат только пользу — расширится их выбор.

Получит пользу и управляющая компания. Ей нужны средства, да и не обязана она бесплатно этим заниматься. Я здесь имею в виду не взятку, хотя слышал и про такое, а официальную плату от оператора за пользование частью общего имущества дома. Войдя в дом, оператор возместит эти свои расходы, заложив их в цену предлагаемой услуги. Сдержать его смогла бы конкуренция, но теперь уже он сам не заинтересован в появлении в доме конкурентов и готов стимулировать управляющую компанию не помогать им войти сюда, что для компании даже более законно, чем помогать.

В результате в проигрыше остаются потребители и те операторы, которые не проявили больших способностей по части неформального обхода требований закона. И еще страна, для которой всеобщий свободный высокоскоростной доступ к Интернету стал важным условием развития.

Операторы связи активно поднимали эту проблему, и в 2016 году президент дал первое поручение правительству ее решить. Как оно было исполнено, ясно из того, что в 2019-м последовало второе поручение, а в июле прошлого года третье, где уже прямо указано, в чем должно состоять решение. Еще через четыре месяца два председателя профильных комитетов Думы вместе с первым зампредом Совета Федерации и председателем его ключевого комитета внесли законопроект, предусматривающий в соответствии с поручением президента возможность подключения операторами связи многоквартирных домов к сети Интернет по типовым техническим условиям на основе договора с любым из собственников жилья в этом доме без необходимости принятия решения всеми его собственниками, но с обязательным предоставлением таким операторам права безвозмездно разместить в доме необходимое для этого оборудование.

Этот законопроект был внесен в Думу 17 ноября 2022 года, а уже на следующий день получил регистрацию альтернативный ему проект двух не менее авторитетных депутатов. В нем тоже декларируется обязанность распорядителя общего имущества в многоквартирном доме предоставлять операторам связи доступ к этому имуществу для размещения своего оборудования, но не безвозмездно, и такой доступ является не безусловным правом каждого оператора, а наградой победителям в конкуренции между операторами за поддержку собственников. И хотя предусмотрено кардинальное упрощение условий волеизъявления собственников, операторам предлагается по-прежнему конкурировать за привлекательность не своих услуг для потребителей, а своих условий для тех, кто от имени собственников управляет домом. Так что первый проект считаю отвечающим интересам потребителей, а второй, якобы защищающий права собственников, — интересам третьих лиц. О чем я и сказал, выступая на слушаниях.

При этом испытывал сочувствие к самой горячей, хоть и небольшой части аудитории — общественным активистам жилищного самоуправления из разных регионов. Эти люди пытаются организовать жителей своих домов на совместное решение вопросов о том, как лучше использовать их общее имущество. Если бы таких среди нас было большинство, думаю, не пришлось бы и обсуждать эту тему в Думе, а на чердаках и в подвалах наших домов без платы за место мирно уживались бы устройства всех пожелавших сюда войти операторов, и каждый из нас свободно выбирал бы того, кто его больше устроил по цене, качеству или их соотношению. Пока же мы от этого еще очень далеки, защита нашего священного права частной собственности на общее имущество дома чаще всего будет кем-то использоваться как декорация для получения собственной выгоды в ущерб нашим интересам.

Учитывая поручение президента и позицию правительства, не сомневаюсь, какой проект будет принят в первом чтении. После этого начнется его доработка ко второму чтению, и я обратил внимание профильных комитетов на его положения, которые, по-моему, следовало бы исправить. В частности, согласно законопроекту, правительство должно в течение двух месяцев после его вступления в силу утвердить порядок взаимодействия оператора связи, намеренного войти в дом со своим оборудованием, и лица, управляющего этим домом, без участия которого сделать это невозможно. Если этот порядок будет прописан недостаточно детально и однозначно, оператор может столкнуться с саботажем, преодолеть который будет трудно, а то и невозможно. Поэтому предложил депутатам добиваться, чтобы проект порядка взаимодействия был подготовлен еще до принятия законопроекта во втором чтении и успел пройти обсуждение с участием всех заинтересованных сторон. Министр подтвердил, что это возможно, так что будем ждать его скорого представления.

Государственная Дума РФ
Совет Федерации
Правительство РФ
Россия

Источник