Главная » ЭКОНОМИКА » Власти начали обсуждать рецепты борьбы с «голландской болезнью»

Власти начали обсуждать рецепты борьбы с «голландской болезнью»

Власти начали обсуждать решение проблемы разбалансировки экспорта и импорта, рассказали источники РБК. Рассматриваются варианты ограничения сырьевого экспорта для предотвращения риска «голландской болезни» в будущем

Ситуация в экономике России искажена резким снижением импорта, требуется приведение экспорта и импорта в относительный баланс, рассказали РБК два федеральных чиновника и подтвердил финансист, участвующий в межведомственных обсуждениях. Так как быстро увеличивать импорт не представляется целесообразным (ставка сделана на качественное импортозамещение), власти рассматривают варианты балансировки через ограничение сырьевого экспорта, сказал один из источников.

Среди обсуждаемых опций — дальнейшее увеличение экспортных пошлин и НДПИ на газ, а также введение равновесного ценообразования внутренних цен на газ.

Неклассическая «голландская болезнь»

В январе—сентябре 2022 года положительное сальдо счета текущих операций в России достигло $198,4 млрд, что в 2,6 раза превышает результат за аналогичный период предыдущего года, следует из данных ЦБ. Определяющую роль в этом сыграли рост стоимостного объема основных экспортных товаров вследствие благоприятной ценовой конъюнктуры и сокращение стоимости импорта, сообщал регулятор. МВФ прогнозирует, что профицит счета текущих операций России в 2022 году составит рекордные 12,2% ВВП (после 6,9% ВВП в 2021 году), или $259 млрд. При этом курс рубля, пройдя в марте нижнюю точку на фоне начала военных действий на Украине (126 руб. за доллар и 135 руб. за евро), быстро отыграл падение как раз на фоне стремительно растущего профицита. Сейчас курс колеблется в районе 61–62 руб. за доллар.

«Никто этого не произносит и все боятся произнести, но в целом наша проблема в том, что у нас экспорт и импорт не сбалансированы и их нужно приводить в соответствие друг с другом», — сказал РБК федеральный чиновник. Впрочем, в моменте речь не идет о классической «голландской болезни» (характеризуется резким укреплением национальной валюты за счет бурного роста экспорта товаров одной доминирующей отрасли. — РБК), поясняют второй федеральный чиновник и участвующий в межведомственных консультациях финансист. «Ситуация в экономике искажена прежде всего резким снижением импорта», — говорят они.

«Жесткая» перестройка экономики

Lada дорожает, китайские бренды — демпингуют. На чем будет ездить Россия

Просто плохая концентрация или СДВГ: как отличить у взрослого

Не только для запрещенных ресурсов. Чем еще может быть полезен VPN

Пять ошибок работодателей в работе с ЭДО, которые могут закончиться судом

Предвкушение джекпота: почему люди инвестируют в безумные затеи

«Соль, сахар, мучное и жир — 4 главных врага»: основатель ABBYY — о еде

«Психология влияния» Роберта Чалдини: как эта книга учит убеждать

В сложившейся ситуации невозможно продавать природные ресурсы и позволять себе все большие бюджетные траты, объясняет один из источников. Кроме того, из-за введенных санкционных ограничений нет возможности потратить валютные накопления, а также приходится иметь в виду риск их возможного изъятия. На балансах неподсанкционных банков (в том числе Газпромбанка, которому Запад обеспечил возможность продолжать обслуживать торговлю энергоносителями) среди иностранных валют все равно в большинстве своем доллары и евро. Поэтому обсуждается корректировка соотношения импорта и экспорта за счет влияния на объемы экспорта сырья, сказал РБК федеральный чиновник.

«Что является основой конкурентоспособности нашего экспорта? Как правило, разница внутренних и внешних цен на газ. Чем больше газа в стоимости продукции, тем более она конкурентоспособна», — отметил федеральный чиновник. По его словам, рост сырьевого экспорта с низкой добавленной стоимостью рано или поздно приведет к проседанию технологичных сфер, таких как машиностроение, военно-промышленный комплекс, атомная промышленность, — «всего того, что мы так долго создавали». «По-хорошему, сейчас каким-то образом весь сырьевой экспорт, который в последнее время активно развивался благодаря заниженному курсу рубля, нужно ограничить», — резюмировал он.

Приток экспортной выручки в сырьевом секторе действительно дестимулирует отрасли, конкурирующие с импортом, и несырьевой экспорт, что иногда приводит к деиндустриализации, подтверждает директор группы суверенных и региональных рейтингов АКРА Дмитрий Куликов.

Инструментом ограничения сырьевого экспорта может, например, стать дальнейшее увеличение экспортных пошлин и НДПИ для газовой отрасли, говорит федеральный чиновник. «Таким образом мы сократим разрыв между внешними и внутренними ценами. Но это будет достаточно жесткая перестройка экономики, так как все равно такие меры заденут население. Хотя на один рубль роста НДПИ на газ на население приходится только 8 коп. через тепло и т.д. Все остальное идет на бюджетные учреждения, на малый бизнес и на промышленный сектор», — отметил он. В проекте бюджета на 2023 год правительство уже заложило дополнительные поступления на сумму примерно 1,1 трлн руб. за счет повышения НДПИ и экспортной пошлины на природный газ.

Переход к рыночному ценообразованию на газ внутри страны тоже обсуждается, но пока эта мера не рассматривается как приоритетная. «Сейчас мы осторожно встаем на дорогу к идее введения равновесной цены на газ и аккуратно делаем первый шаг. На эту тему идут внутренние дискуссии», — сказал федеральный чиновник.

По российскому законодательству цены на газ для конечных потребителей подлежат государственному регулированию и дифференцируются как по категориям (для населения и промышленности), так и по ценовым поясам с учетом дальности транспортировки. В 2021 году средняя цена реализации газа в России составляла 4,37 тыс. руб. за 1 тыс. куб. м. Комитет Госдумы по энергетике недавно призвал к «дополнительной индексации регулируемых цен на газ» для промышленности в контексте перехода к рыночному ценообразованию на этом рынке.

Защита рынка

Одновременно в правительстве есть понимание, что быстро увеличивать импорт нецелесообразно, так как основная ставка сделана на взращивание конкурентоспособной отечественной продукции. Поэтому Минэкономразвития и Минпромторг, напротив, выстраивают «некие барьеры» для компаний-импортеров, завозящих дешевую и низкокачественную продукцию, которую стоило бы импортозаместить, отметил федеральный чиновник. Среди таких мер — проведение антидемпинговых расследований.

Органом, ответственным за проведение защитных расследований на территории Евразийского экономического союза (ЕАЭС), является Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК). Однако в последнее время на площадке комиссии работа по применению антидемпинговых мер замедлилась, что связано в том числе с применением нашими партнерами по ЕАЭС права вето, сообщили РБК в пресс-службе Минэкономразвития. В сентябре ведомство провело рабочую группу, в которой «обсудило с бизнесом его обеспокоенность в связи с растущим демпинговым импортом и возможные механизмы защиты от такого импорта».

Параллельно Минпромторг прорабатывает изменения в договоре о ЕАЭС, которые ограничат право вето и смогут повысить эффективность применения мер защиты российского рынка, рассказали в Минэкономразвития.

Надежда на импорт

Борьба с «голландской болезнью» — это правильная установка на долгосрочный период, но не самая актуальная проблема прямо сейчас, полагает Куликов. По его мнению, более пристального внимания властей заслуживает вопрос использования избыточного профицита торгового баланса.

«Приток средств по нему должен трансформироваться во внешние активы, снижение внешнего долга, импорт услуг или переводы за границу. В нынешних объемах и условиях для России, по факту, он трансформируется только в рост внешних активов государства, компаний или населения. При этом ликвидность таких активов, которые накапливались ранее, под вопросом из-за угрозы санкций. Поэтому существует вопрос, а следует ли вообще обменивать природные ресурсы на них», — рассуждает эксперт. В начале октября РБК писал о дискуссиях экономистов о том, что делать с излишним профицитом торгового баланса. Эксперты выдвигали такие теоретические варианты, как раздача экспортных кредитов или «бесплатное» (под нулевой процент) финансирование приоритетных проектов.

В краткосрочной перспективе сбалансированность внешней торговли достигается только нормализацией импорта: быстро «сбросить» объемы экспорта технологически сложно, отмечает директор ИНП РАН Александр Широв. Эксперт выразил надежду, что в ближайшей перспективе России удастся восстановить поставки из дружественных стран и компенсировать введенные ограничения с помощью механизма параллельного импорта. Он напоминает, что ряд ограничений на экспорт газа уже возник.

«Мы потеряли важнейший канал поставки топлива в виде «Северного потока», транспортировка газа по ГТС Украины тоже ограничена. Избыточное сальдо торгового баланса — это проблема только нынешнего года, в следующем году его параметры могут существенно ухудшиться. Поэтому я бы не сказал, что ради балансировки экспорта и импорта стоит коренным образом менять налогообложение газовой отрасли», — полагает эксперт.

Авторы
Теги
Источник