Главная » ЭКОНОМИКА » Приговор Майклу Калви назван провалом обвинения

Приговор Майклу Калви назван провалом обвинения

Но адвокаты главы Baring Vostok будут обжаловать и без того мягкий, условный срок

Поделиться

Глава инвестфонда Baring Vostok Майкл Калви признан виновным в растрате на 2,5 млрд рублей. Мещанской суд столицы огласил приговор по уголовному делу, которое уже два года наводит оторопь на все бизнес-сообщество. Бизнесмен приговорен к пяти с половиной годам условно.

ФОТО: АГН «МОСКВА»

Один из старожилов российского инвестиционного бизнеса американец Майкл Калви получил по приговору суда чуть меньше, чем ранее в прениях запрашивал гособвинитель. Напомним, прокурор требовал для Калви наказания в виде шести лет лишения свободы условно. Бизнес-партнера Калви — французского предпринимателя Филиппа Дельпаля — обвинение просило приговорить к пяти годам условно. Остальным фигурантам дела — Вагану Абгаряну, Ивану Зюзину, Александру Цакунову, Максиму Владимирову и Алексею Кордичеву — гособвинитель считал нужным назначить от 4 до 5,5 лет условно.

Приговором суда финансисты признаны виновными в растрате в особо крупном размере (часть 4 статьи 160 УК РФ).

По версии обвинения, Майкл Калви с коллегами по инвестиционному бизнесу в 2015 году организовали выдачу заведомо невозвратных кредитов на 2,5 млрд рублей. Кредитором выступил банк «Восточный», заемщиком — «Первого коллекторского бюро». Обе стороны сделки подконтрольны фонду Baring Vostok. Впоследствии средства перечислялись кипрской фирме Balakus. Тем самым, как утверждает следствие, банку был причинен особо крупный ущерб.

Напомним, изначально следствие квалифицировало действия Калви и его коллег как мошенничество (статья 159 часть 4 УК РФ), однако впоследствии обвинение было изменено.

Примечательно, что обвинение в присвоении и растрате в особо крупном размере предполагает до десяти лет лишения свободы, в том числе и реального. Требования прокурора — половина или чуть более половины от максимального срока, да еще и условно, — экспертами были расценены как провал линии обвинения. 

Несмотря на весьма мягкую позицию обвинения, акулы финансового бизнеса до последнего настаивали на своей невиновности. Майкл Калви заявил, что не теряет надежды на оправдательный приговор. Бизнесмен также спрогнозировал серьезный отток инвестиционного капитала из России в случае, если решение суда будет отрицательным.

Вместе с тем, настроения в зале Мещанского суда в первый день оглашения приговора (оно в итоге растянулось на два дня) витали отнюдь не оптимистичные.

Правда, прочувствовать в полной мере накал страстей не удалось — пишущую прессу на этот раз хоть и пустили в здание суда, несмотря на коронавирусные ограничения, но ради соблюдения правил социального дистанцирования разместили в отдельном зале трансляций. Но, судя по по доносившимся через мониторы отрывкам беседы, которую вели фигуранты дела со своими защитниками, настроены они не на самый позитивный исход. Обсуждали легендарного и ужасного главу НКВД эпохи сталинских репрессий Николая Ежова и его коллегу по цеху Генриха Ягоду. 

«Предшественник Берии» — раздалось из динамиков.

Затем участники процесса, чтобы скоротать время в ожидании выхода судьи Анны Соковой из совещательной комнаты, стали вспоминать Штирлица.

Самому Майклу Калви, кстати, этот персонаж вполне подходит. Как и полковник Исаев из знаменитого кинофильма Татьяны Лиозновой, он приехал на чужбину по работе да так и остался в сотнях тысяч километров от родного штата Оклахома на долгие годы. В Россию и её светлое бизнес-будущее Калви искренне верил. Главное своё детище, фонд Baring Vostok, основал в 1994-м году. С тех пор инвестор активно вкладывал деньги в российский бизнес и не уехал даже после «Крымской весны» 2014-го со всеми последующими историями с санкциями, которые погубили или поставили на грань выживания многих его коллег.

Яркая биография Майкла Калви в сочетании с успехами его инвестпроектов и репутацией акулы финансового рынка никак не вяжется с ролью обвиняемого в растрате. Для бизнес-сообщества сам факт возбуждения этого уголовного дела стал шоком.

Тем более, что, как изначально утверждали Калви и его коллеги, от спорной сделки они ничего не выиграли. Более того, даже потерпевший — банк «Восточный»- в конечном счёте отказался от своих претензий к бизнесменам отказался и отозвал гражданской иск, поданный в рамках уголовного дела после того, как ПКБ перечислило банкирам спорные 2,5 млрд рублей.

Это стало поводом для освобождения Майкла Калви в ноябре 2020 года из-под домашнего ареста.

Тем не менее, обвинение стояло на своём. Суд со следствием и прокуратурой согласился.

«Разработали план преступной деятельности выдача двух заведомо невозвратных и необеспеченных кредитов с перечислением на заранее открытый счёт», — зачитала судья Анна Сокова.

Из обвинительного заключения в приговор перекочевали детали схемы: помимо кредитных договоров бизнесмены планировали составить допсоглашения, которые бы имитировали погашение кредитов не живыми деньгами, а ценным бумагами.

На похищенные средства якобы планировалось купить государственные ценные бумаги США.

Сторона защиты неизменно следовала первоначальной позиции о невиновности фигурантов дела. Независимые эксперты из бизнес-сообщества недоумевают: как могло появиться уголовное дело, если по сути между финансистами возник спор хозяйствующих субъектов. Такие конфликты разбираются в арбитраже.

Сам Калви своё преследование связывал именно с акционерным конфликтом в банке «Восточный». Сферы влияния тогда не поделили Baring Vostok и компания «Финвижн», которой владел бизнесмен Артем Аветисян и его партнеры. Тогда Майкл Калви пошел искать правды в Высоком суде Лондона. А его оппоненты — в ФСБ России. Непосредственным заявителем в российские спецслужбы стал Шерзод Юсупов. На тот момент он являлся миноритарием банка и одним из партнером Аветисяна. Осенью 2020-го, когда уголовное преследование против Калви было в самом разгаре, стороны финансового конфликта пошли на мировую, а позже и вовсе продали банк «Восточный».

Защита Майкла Калви, скорее всего, будет обжаловать приговор.

ФСБ
Россия
США

Источник